kolyma.ru: вопрос о строительстве крематория в Магадане вынесут на публичные слушания

МАГАДАН. КОЛЫМА-ИНФОРМ 21.09.2016. Магаданская областная общественная палата инициирует публичные слушания по вопросу строительства крематория.
Самая резонансная тема последнего времени – строительство крематория в Магадане.Она возникала несколько лет назад, но денег у города не было, поэтому об этом на время забыли. Теперь же строительство крематория стало частным проектом, инвестор нашелся, и Магаданская городская Дума уже одобрила перепрофилирование участка земли под ритуальные нужды на Объездном шоссе, на трассе, соединяющей Солнечный и дорогу на Олу.

 

Территория будущего «Колымского мемориального комплекса» простирается на 2,5 тысячи квадратных километров. Инвестор ведет переговоры о покупке печи стоимостью более 300 тысяч евро. Цена проекта — порядка 200 миллионов рублей.

Власти считают, кремация должна стать альтернативной захоронениям в земле, потому что на кладбище на 14 километре почти не осталось места. Цену за такие услуги пока называют разные – и 30 тысяч, и 20 тысяч рублей за тело.

Мэр Магадана Юрий Гришан идею строительства поддерживает, потому что многие люди, покидая Колыму, хотели бы забрать с собой прах своих близких. Он ожидает, что спрос на кремацию будет у жителей не только столицы региона, но и из городских округов.

Колымчане восприняли эту новость по-разному. В социальных сетях идет горячее обсуждение, представители Епархии собирают подписи против строительства, кто-то идею поддерживает, а многие удивляются, неужели в Магадане нельзя найти землю под новое кладбище и почему это вдруг стало предметом первой необходимости?

Тема строительства крематория была поднята и на расширенном совете Общественной палаты Магаданской области. Участники дискуссии сошлись во мнении, что, как бы то ни было, а с людьми надо было посоветоваться – проект, частный он или нет, затрагивает интересы практически каждого.

«Народ эту затею не понял, — сказал Станислав Рыжов, экс-главный редактор «Вечернего Магадана». — Сначала обогатимся в технической стороне вопроса. Сжечь тело человека не просто. Чтобы превратить его в пепел, нужна температура 860-1100 градусов Цельсия. Есть кремационные печи, работающие на газе, на жидком топливе и на электричестве. Такой температуры легче достичь при помощи газа. У нас его нет. При разогреве печи электрическими электродами затрачивается большое количество электроэнергии, а это удорожает процедуру (а тут ещё тарифы повысили в Магадане). Современные печи используют электронику. А у нас в последнее время то и дело отключают свет.

Аргументы «за», что крематорий позволит решить проблему нехватки территории кладбища на 14 км, поможет сэкономить бюджетные средства, сомнительны. В любом случае, кладбища содержать придётся.

Трудно понять мотивы бизнесменов. Думается, что большинство северян предпочтет традиционный образ погребения близких. В России кремацию выбирает лишь 15-20 процентов населения, и доход крематорий начинает приносить в городе, где население составляет не меньше 500 тысяч человек. Здесь что-то не складывается, разве у нас планируется такой поток покойников?

Я получил информацию, что, когда готовился отвод земли под строительство этого сооружения, предварительное заключение было отрицательным из-за розы ветров. Инициатор проекта Дмитрий Веч пояснил, что дыма не будет, только легкий парок. Но я не хочу, чтобы этот парок ветер доносил в сторону моего дома.

Но главное, проблема кремации затрагивает этические основы, духовную, моральную и культурную сферы, — продолжил Станислав Рыжов. — Основные традиционные религии — христианство, ислам, иудаизм — отрицательно относятся к сжиганию тела человека как способу погребения. Русская Православная Церковь категорична в вопросе о кремации, греческая и Сербская Церкви тоже. Против выступает и ислам. Иудаизм также считает, что тело человека принадлежит Богу, никто не вправе распоряжаться им или калечить. Еврейский закон (Галаха) гласит, что мертвые должны быть погребены в земле».

Рыжов считает, что появление крематория может подтолкнуть к отъезду тех, кто еще сомневается, оставаться на Колыме или нет, — именно потому, что можно забрать прах близких с собой. Кроме того, крематорий не прибавит привлекательности образу города, который ассоциируют с ГУЛАГом, уверен он.

Участники обсуждения высказывали разные мысли. Почему нельзя найти землю под новое кладбище? Есть ли вероятность отказа людям в обычном погребении, если будет построен крематорий? Были мнения, что городу не должно быть никакого дела до этого проекта, потому что он частный. Архиепископ Иоанн предложил обращаться во все инстанции и выступать против.

«Сожжем вас за ваши деньги!»- что это за инвестиционный проект?» — возмутился он.

Руководитель управления информационной политики мэрии Магадана Олег Дудник сослался на Федеральный закон «О погребении и похоронном деле», где местами погребения обозначены «участки земли с сооружаемыми на них кладбищами для захоронения тел (останков) умерших, стенами скорби для захоронения урн с прахом умерших (пеплом после сожжения тел (останков) умерших), крематориями для предания тел (останков) огню, а также иными зданиями и сооружениями, предназначенными для осуществления погребения умерших».

«Позиция мэрии – религиозным институтам не пристало вмешиваться в мирскую сферу, которая регулируется федеральным законодательством, — заявил Дудник. — Это частный проект, бюджетные деньги под него не предусмотрены. Поэтому нет предмета разговора. Лично я не хочу, чтобы мой выбор диктовали религиозные институты, друзья или кто бы то ни было. Право выбора мне гарантировано законом. И ничьи права проект не ущемляет».

Исполнительный директор общественной организации «Магаданский центр окружающей среды Ольга Москвина указала на то, что размещение объектов, которые могут причинить неудобство, экологическое, психологические и прочее, должны быть предметом обсуждения и анализа. Необходимо получить документы от государственной экологической экспертизы, протоколы общественных слушаний, провести опросы, — чтобы было, что обсуждать.

«Я нейтрально отношусь к этому вопросу. Но перед тем, как начать любое строительство, затрагивающее интересы множества людей, должны быть организованы общественные обсуждения. Мы давали такие рекомендации муниципалитетам и муниципальным советам, — отметил председатель МООП Яков Радченко. — Православные христиане в нашем городе не могут относиться к этому вопросу иначе, потому что РПЦ против кремации, хотя в мегаполисах, где не хватает земли под кладбища и денег, она это допускает. Тем не менее Русская православная церковь за рубежом и последователи ислама категорически против.

У города есть свои резоны. Состояние мест захоронений в области – больной вопрос. Запретить строить крематорий никто не может, потому что так гласит федеральный закон. Люди считают, что сами должны определять, каким образом должно быть погребено их тело.

В стране не много городов, где работают крематории. Если Магадан вольется в их число, он приобретёт определенную славу: как прогрессивный город, с одной стороны, с другой, это нехорошая известность. Есть над чем подумать.

Сейчас у нас есть решение Магаданской городской Думы, и есть закон об общественном контроле. Общественная палата региона должна инициировать публичные слушания, с обязательным участием уполномоченных лиц, граждан, чьи интересы затрагивает этот проект, тем более что дискуссия уже и так идет. Однако пока мы не обладаем срезом общественного мнения. Только после этого можно делать какие-то выводы».