Яков Радченко, председатель Общественной палаты Магаданской области: Выводы доклада Максима Григорьева об усилении политической конкуренции в России на выборах можно подтвердить динамикой активности партий и кандидатов в электронных СМИ нашего региона в агитационный период. Если 8-10 лет назад практически половина дебатов, даже на телевидении, не выходила в эфир из-за того, что никто не воспользовался этой установленной законом возможностью и не пришел, то на прошлогодних выборах в Магаданскую областную Думу все дебаты состоялись, в том числе и на радио. От выборов к выборам растет наполняемость бесплатных агитационных блоков, агитацию размещают быстрее – сразу в начале агитационных кампаний. Более того, если те же 8-10 лет назад на федеральных и региональных выборах участники вообще не использовали возможность платной агитации, то в прошлом году эти блоки практически сравнялись по объему с блоками бесплатной агитации. Это, конечно, говорит об усилении конкуренции. Отмечу и изменения в содержании агитационных материалов и дебатов. В последние годы агитационный диалог между кандидатами выходит на более серьезный уровень, обсуждаются уже не личности, а идеи, программы, способы решения конкретных проблем людей.

Сергей Юпатин, член Общественной палаты РФ от Магаданской области: В сентябре 2020 года на выборах высших должностных лиц в 18 регионах барьер регистрации прошел 91 кандидат. Для сравнения, на прошлых выборах в этих же регионах – 84. При этом участниками выборов становились кандидаты от всех 4 парламентских партий, иногда с неожиданным результатом, – отметил общественник. Политические партии уже провели свои съезды, на которых произошло утверждение кандидатов и основные направления предвыборных программ на осенние выборы 2021 года. В настоящее время в партийной системе 37 политических партий, 16 из которых освобождены от сбора подписей на предстоящих выборах депутатов в Государственную Думу. Анализ головной части партийных списков позволяет сделать вывод о различных подходах к их формированию, например, от 1 кандидата («Яблоко») до 15 кандидатов (КПРФ). Если учесть, что в свое время именно КПРФ и ЛДПР лоббировали увеличение численности общефедеральной части списков для того, чтобы, как считают аналитики, гарантировать места своим «донаторам», то такая «массовость» становится вполне объяснимой, – считает общественник. – Есть партии, например «Новые Люди», которые для обеспечения здоровой состязательности региональных групп ограничились и двумя кандидатами во главе партийного списка.

Александр Чашин, член Общественной палаты Магаданской области, кандидат юридических наук: Сегодня, когда на горизонте уже видна финишная ленточка сентябрьских выборов в нижнюю палату национального парламента, все чаще появляются разного рода доклады, посвященные состоянию политической конкуренции. Чаще всего оппозиция старается сконцентрироваться на негативе, а лояльные властям эксперты, наоборот – на позитиве. Мои комментарии написаны с позиции анализа практики избирательной процедуры. 

Согласно докладу некоммерческого фонда «Исследования проблем демократии» на тему «Политическая конкурентность на современных выборах в России» политическая конкуренция в России имеет неуклонную тенденцию к возрастанию, о чем свидетельствует статистика за пять лет. Другими маркерами неуклонно растущей политической конкуренции по мнению фонда являются: увеличение количества прошедших в органы представительной ветви власти партий (их 11); участие в муниципальных выборах самовыдвиженцев; сотни неожиданных и непрогнозируемых побед (включая «костромскую уборщицу»). 

Действительно, текущий избирательный процесс за последние несколько лет значительно преобразился. Катализатором изменений выступила пандемия COVID-19, меры по недопущению распространения которой привели к модификации избирательного законодательства. 

Напомню, что 20 мая 2020 г. был принят Федеральный закон № 154-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Этим нормативным правовым актом внесен ряд существенных поправок в систему избирательного законодательства, а именно в федеральные законы от 06.10.99 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации», от 12.06.02 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», от 6.10.03 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и от 22.02.14 г. № 20-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». Законом № 154-ФЗ отечественное избирательное право пополнилось следующими новеллами: отложение выборов по причинам чрезвычайного характера; дистанционное электронное голосование; электронный сбор подписей в поддержку кандидатов; почтовое голосование; голосование вне помещений для голосования. Очевидно, что Закон № 154-ФЗ принят в целях повышения доступности голосования и, следовательно, снижения политического абсентеизма. Одновременно, а может быть и в первую очередь, перечисленные поправки направлены на рассредоточение избирателей как во времени, так и в пространстве в целях снижения риска инфицирования. 

Такое рассредоточение электората – мера, безусловно, вынужденная, но необходимая. О рисках, которые влечет за собой Закон № 154-ФЗ, я писал в статье «Дистанционное голосование: pro et contra», опубликованной в мартовском номере журнала «Государственная власть и местное самоуправление». Конечно же, само по себе использование дистанционного метода в избирательной кампании не следует исключать. Оно вполне подходит для процедуры сбора подписей в поддержку кандидата. Поскольку этот этап избирательной кампании изначально предполагает общение избирателя и избираемого (либо его представителя), использование электронного или почтового голосования не изменит сути процедуры сбора подписей, зато способно значительно её облегчить. 

Вместе с тем следует признать положения Закона № 154-ФЗ в части введения дистанционного (электронного и почтового) голосования потенциально увеличивающими опасность нарушения избирательных прав граждан. Заложенные в нем риски могут свести на нет рост количества зарегистрированных кандидатов, появление новых политических партий и прочие отмечаемые рекорды, потому что затемнение всего одного звена демократической процедуры, а именно самого голосования путем удлинения его периода и трансформации в дистанционный режим, может привести к перерождению демократических выборов в симулякр таковых. 

В целях соблюдения баланса между уровнями прозрачности и безопасности избирательных кампаний необходимо усиливать систему контроля на всех этапах стартовавших выборов в Государственную Думу ФС РФ. Базовым элементом такого усиления является набирающий силу институт общественного наблюдения, гармонично дополняющий систему наблюдения от политических партий и кандидатов. Здесь на первый план выходят общественные палаты всех уровней, поскольку состав этих совещательных органов формируется исключительно на внепартийной основе. В частности, Общественная палата Магаданской области готова обеспечить высококачественное наблюдение за законностью и чистоплотностью грядущих выборов, наши наблюдатели прошли специальную подготовку, сформированы рабочие группы. 

В итоге хочу отметить, что критериями истинной политической конкуренции являются не столько количество партий и регистрируемых кандидатов, сколько достоверность итогов голосования. Кроме того, важно так сказать политическое «послевкусие», остающееся у народа по окончании очередных выборов. Если обычный человек видит, что его, его сослуживца, соседа или родственника подкупили или понудили к голосованию, то он не поверит в чистоплотность итогов этого мероприятия как бы ни отчитывались избирательные комиссии и общественные палаты. Человеку не нужно знать обо всех, ему достаточно знать, что происходит с ним лично и с его близким окружением. Так формируется его представление о происходящем. Путь к власти народа следует начинать с маленького, но своего личного шага. Шаг этот простой: отдать свой голос за своего кандидата, а не за чужого. А задача Общественной палаты Магаданской области – обеспечить реализацию такой возможности.