Отзыв в ОПРФ на законопроект о «Профилактике семейно-бытового насилия в РФ»

В представленном виде по нашему мнению закон принят быть не может. Основания к тому следующие:

1. Определение «семейно-бытового насилия» в с.2 избыточно широкое. Более или менее понятна здесь только позиция угрозы или причинения физического насилия. А вот психологическое страдание и, тем более, угрозу его нанесения можно трактовать сколь угодно широко — например, объявление намерения подать на развод можно трактовать, и как угрозу причинить психические страдания, и как уже причинение такого страдания. Схоже обстоят дела  с угрозой или нанесением имущественного ущерба: под определение вполне подпадает такая бытовая ситуация — супруг решил выбросить то, что он считает хламом, ненужным или даже вредным для нахождения в доме, а другой супруг так не считает и дорожит этим предметом (тут речь может идти даже о продуктах в холодильнике). Разве такого рода отношения в семье должны регулироваться федеральным законом?

2. Из определения «лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию» в той же ст.2  следует, что оно может быть отнесёно и к несовершеннолетним членам семьи, к детям. По нашему мнению дети тут не при чём и протаскивать ювенальную юстицию через закон, который изначально предназначается для взрослых, недопустимо.

 3. Согласно п.2 ст.17 законопроекта сообщить о семейно-бытовом насилии может вообще любой, кому «стало известно». Как стало известно, откуда и т.п. не уточняется; несёт ли лицо, которому «стало известно», ответственность за своеобразный ложный донос — тоже не уточняется; подлежит ли проверке этот «сигнал» и его автор на адекватность — не уточняется. В результате у недобросовестных и психически нездоровых граждан появляется огромнейшие возможности для сведения счётов, шантажа, давления на соседей и просто для доносительства. При этом, полученные сообщения ведут по содержанию законопроекта к занесению членов семей в некую картотеку, постановке на учёт и просто документированию и хранению этих документов в государственных органах (даже если это реальный поклёп или откровенный бред). Это явно нарушает конституционные права граждан на личную жизнь и в целом разрушительно для социальных связей в стране.